TVGuide (tvguide_khv) wrote,
TVGuide
tvguide_khv

Хабаровский застройщик Строймикс-А и Стройкомпани

Кто в курсе чем это хабаровское дельце в реальности закончилось? Что люди получили/отхватили ;)  Ссылка на сайт строительной компании на котором лежит текстик об этом проекте и незамысловатые поправки к нему, разумеется в сторону увеличения этажности. Далее несколько копипастов о баталиях.

Тихоокеанская звезда, Хабаровск. Статья от 2006-09-30
Немного солнца… в замурованном окне

Нет, определенно, лучше не жить в центре Хабаровска. Особенно в доме, который смотрит окнами на бульвар или парк, а еще страшнее - на городские пруды. Уж очень завидное место, а потому рано или поздно появятся желающие тоже поутру видеть из окна постриженные зеленые лужайки и фонтаны, говорят, почти такие же устроены на Елисеевских полях. И вас начнут уплотнять.

В обед Ирине Кузьминой позвонил сын и сказал, что строители срезают решетки с окон. Когда она приехала с милицией, строители показали проект. Дескать, все, как на картинке. Вот ваши окна, а вот - наша стена, и мы ее кладем. В 10 сантиметрах. К вечеру, когда Ирина вернулась с работы домой, два окна - в спальной и общей комнате - были наполовину заложены кирпичом. Их светлая квартира стала мрачной и чужой.
Наутро, отпросившись с работы, она пошла на прием к главному архитектору Хабаровска С. Сергейчуку. Они шесть лет живут в этой квартире, она приватизирована. По какому праву кто-то покушается на ее собственность? Сергейчук, выслушав посетительницу, написал на заявлении Кузьминой резолюцию: оперативно отозвать разрешение на строительство до решения вопроса с собственником помещения. И сделал приписку: восстановить проемы в первоначальном виде.
Очевидно, замурованное окно произвело впечатление на главного архитектора.
После обеда строители заложили два окна полностью.
К директору департамента архитектуры, строительства и землепользования Виктору Новицкому направилась уже целая делегация - Кузьмина, Гетта, живущая на четвертом этаже, и Обухова, квартира которой находится на пятом. Кузьминых уже замуровали, остальным соседям пятиэтажного дома по улице Мухина, 7 все это еще предстояло. Новицкий согласился говорить только с Кузьминой.
- Вот когда ваши окна замуруют, тогда и приходите, - сказал он.
Эту же мысль повторили в прокуратуре Центрального района, которая начала проверку законности действий строителей. То есть Кузьмина уже пострадавшая, а остальные - пока еще нет. Вот закроют окна Гетта, факт, что называется, свершится, тогда и поговорим. А пока, извините, у строителей одни смутные намерения.
Впрочем, своих намерений ударными темпами подниматься выше и выше строители и не скрывали. Строить надо быстро.
Разговоры о строительстве жилой вставки в 11 этажей между домами № 7 и № 13 по улице Мухина начались с 1999 года. Тогда возводить ее собиралась совсем другая компания. Жильцам квартир, которые лишатся окон, а стало быть, и света, пообещали построить веранду-лоджию. И люди, якобы, согласились. Во всяком случае, есть акт предварительного согласования, в котором стоят подписи всех жильцов. Им теперь и размахивают в компании. Но, во-первых, лоджия - это свет, а не тьма замурованных окон. А потом разговоры велись совсем с другой компанией. Ее уже нет.
Заказчиком выступает третья по счету компания - ООО «Строймикс-А». Получив разрешение на строительство, фирма разослала письма жильцам торцевых квартир двух домов, которым предстояло стать ближайшими соседями нового элитного дома. А почему так поздно? Выходит, за жильцов давно все решили. Оставались формальности, утрясать которые и взялась компания.
Да, люди, очевидно, не придут в восторг от того, что им закроют окна в квартирах, а потому компания готова обсудить варианты компенсации.
Строители уже рыли котлован, когда начались переговоры. Итак, в одном доме жильцам пяти торцевых квартир закладывают по два окна, но поскольку в маленьких комнатах предусмотрено их по два, то одно все-таки остается. Спальня и зал хоть и наполовину, но вполне может считаться жилой. В другом доме, №13, закладывается одно и единственное окно, так что комната, примыкающая к элитному дому, превращается, если угодно, в темную кладовку.
Понимая, что люди будут терпеть некоторые неудобства, «Строймикс-А» предложил жильцам пяти квартир, остающимся с одним окном, комнату в элитном доме площадью в 40 квадратных метров с кухней. Тем, кто остается без окна, а, стало быть, и без полноценной комнаты, пристроить комнату в 16 квадратных метров с лоджией. Выходом в новые апартаменты станет дверь на месте прежнего окна.
Люди, понятно, задумались. После некоторого размышления все 10 квартир дома №13, оказавшиеся в худших условиях, договор подписали. Кое-кто предложил свой вариант, строители его приняли, вплоть до обещания установить шкаф-купе.
Три семьи - Кузьмина, Обуховы и Гетта - обсуждать варианты устройства будущей жизни отказываются. Они не хотят жить, глядя на глухую каменную стену вместо окна. В суде требуют вернуть им квартиры в прежнем состоянии. Это же посягательство на их личную собственность: по сути, она приведена в негодность. Не квартира, а каземат. Наконец, недвижимость с потерянными окнами теряет рыночную стоимость. А ведь квартиры их котировались. В двух шагах - бульвар.
- Я хочу жить в своей квартире, той, которую мы купили. Пусть небольшой, но с окнами, - говорит Ольга Гетта. - Насколько я понимаю, собственность у нас - священна и неприкосновенна.
Когда Ольга пытается взывать к помощи, все начинают говорить о компенсации, советуя хорошенько подумать. Для Ольги это - не предмет торга.
Я видела квартиру Гетта с окнами и квартиру Кузьминой уже без оных - это две большие разницы.
В чьем воображении родился чудовищный по отношению к людям проект, и как он мог быть согласован?
Да, жильцов дома №7 уламывали, убеждали, но они упорно не соглашались стать крылом новой высотки. В акте предварительного согласования, который мне показали в «Строймиксе-А», графы напротив пяти квартир пусты. Протокол же собрания жильцов злополучных квартир от 22 ноября 2004 года вряд ли можно считать юридическим документом. Он до крайности лаконичен. Присутствовала зам. директора Филиппова М.В., она же и вела протокол. Решение: жильцы квартир №№ 35, 54, 57 и 60 не возражают против строительства жилого дома. Правда, подписей их в протоколе почему-то нет. Что ж на радостях не оставили свои факсимиле?
Не будь этого сомнительного протокола, возможно, вариант вставки и вовсе не рассматривался бы. Как же без согласия жильцов? Вот и руководитель Роспотребнадзора В. Отт в одном из ответов подтвердил, что без подписания договоров с собственниками квартир строительство не может быть начато. Что ж тогда происходит?
А ведь, представьте себе, все экспертизы пройдены, заключения получены. Оказывается, жить можно и с одним окном. И это не противоречит санитарным нормам и правилам. Нет, поначалу сомнения у Федерального государственного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии» все-таки появились.
В заключении от 27 апреля 2005 года, которое подписано и.о. главного врача этого ведомства Ю. Гарбузом, говорится, что участок, предназначенный для строительства, находится в стесненных условиях. Жилая вставка запроектирована между торцами существующих домов с окнами. Инсоляция, то есть освещенность, жилых комнат реконструируемых трехкомнатных квартир по ул. Мухина, 13 не отвечает требованиям СанПиН. Это те, которые остались без единого окна. Более того, планировочные решения квартир проектируемого дома, ориентированных на северо-запад, не обеспечивают нормируемую санитарными правилами продолжительность инсоляции жилых комнат. Дивное дело! Выходит, не только в квартирах старой хрущевки солнца будет не хватать. И в элитном доме, где квартиры стоят больших денег, света тоже будет недостаточно?
Поскольку новый дом строится впритык к двум уже существующим, в опасную зону работы крана попадают прилегающие подъезды двух несчастных жилых домов и дворовые площадки. Большое количество буронабивных свай в непосредственной близости от жилых домов, необходимость строительства новых инженерных сетей на территории существующего двора сделают стройку просто опасной. Вывод Гарбуза: проектная документация не соответствует требованиям СанПиН.
Говорят, проект доработали. Неужели так кардинально? Во всяком случае, в сентябре все тот же Гарбуз дал положительное заключение. И уже ни слова - ни про опасности работающего крана, стрела которого ходит над крышами домов, ни о прочих неудобствах. Про квартиры, оставшиеся с одним окном вместо двух, в заключении вообще ничего не сказано. Почему? Есть солнце хотя бы в одной комнате, это нормально. Более того, даже если оно светит хотя бы два часа в сутки - оказывается, достаточно. Увы, требования по инсоляции, говорят специалисты, меняются не в пользу солнечной системы.
А, может, и впрямь люди счастья своего не осознают? Простите, по нынешним временам на них сваливается целое состояние. А они уперлись. Ну, не глупо ли? В «Строймикс-А» пожаловались: дескать, компания готова переселить особо нервных и впечатлительных жильцов в такие же трехкомнатные квартиры, пока не сдадут пристройку. Пусть все происходит не на их глазах. И опять жильцы не согласны. Ну не хотят они бросать свои квартиры и обжитое место, неблагодарные. Лично я жильцов понимаю, сама бы никуда не поехала. Собственно, почему надо менять уклад своей жизни? Кто охранял бы мою квартиру? И потом - один переезд равен, кажется, одному пожару.
И если компания честна, то почему договор, который она предлагает, ничтожен с точки зрения закона? «Строймикс-А» обещает, что жильцы хрущевки получат квартиры в новом доме, как только он будет сдан. Вроде бы, все ясно. Но народ теперь грамотный, знает, что такой договор нужно зарегистрировать в органах юстиции. Однако там делать это отказались. Объяснили популярно: долевое участие предполагает, что люди вкладывают в строительство деньги. Но денег-то жильцы как раз и не вносят. Будущая квартира - компенсация морального и материального ущерба. Стало быть, договор, по сути, не верен. Есть другой вариант. Фирма деньги за будущую квартиру перечисляет жильцам на счет, а те тотчас же вносят их как дольщики обратно. Но тут задумалась компания. У нее свои страхи. Выплатят они, скажем, по миллиону рублей. Семья продаст квартиру и съедет. Новые хозяева, осмотревшись, станут в свою очередь требовать компенсацию. Словом, как в той задачке с зайцем, волком и капустой: не так рассадишь, того и гляди - либо волк зайца съест, либо заяц слопает капусту.
Люди хотят гарантий, что их не обманут или не заставят доплатить за обещанную квартиру сумму, которая окажется им просто не по карману. У обманутых дольщиков, которые голодают теперь на Горбатом мосту в Москве, тоже были договоры. Только вот квартир они так и не дождались.
Город строится, а потому почти неизбежны жертвы. В шуме большой стройки голоса тех, кто требует к себе уважения, почти не слышны. Но жильцы мятежных квартир не намерены сдаваться, они хотят пройти этот путь до конца. Конечно, они защищают свое право, но если в конце судебного тоннеля забрезжит свет, они создадут прецедент. И тогда, возможно, никому из нас не придется жить в квартире с видом на стену, очень напоминающую тюремную. А если они проиграют?

Елена Ищенко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments